Ciao! Никлав Струнке в Италии. 20-е годы ХХ века
С 30 июня по 9 сентября 2018 года в выставочных залах 4 этажа главного здания Латвийского Национального художественного музея (г. Рига, площадь Яниса Розенталя, 1) будет представлена выставка «Ciao! Никлав Струнке в Италии. 20-е годы ХХ века».

По мнению поэта Александра Чака (Aleksandrs Čaks) и других современников, именно благодаря художнику Никлаву Струнке (Niklāvs Strunke, 1894–1966) в Риге вошло в обиход итальянское приветствие «чао» (ciao). В то время как его ровесники стремились в Париж, самый известный «латышский итальянец» с 1923-го по 1927-й год жил в Риме, на острове Капри и во Флоренции, также посетив Венецию и попутешествовав по Тоскане, Неаполитанскому заливу и Амальфийскому побережью. В Вечном городе очарованный Италией pittore lettone арендовал мастерскую неподалёку от Ватикана, во Флоренции – в историческом квартале Ольтрарно, а на Капри поселился в районе Marina Grande.

 

Проведённые в Италии годы между двумя мировыми войнами оказали существенное влияние на становление оригинального художественного языка самовыражения разностороннеого латышского модерниста и ученика старых мастеров. В то же время Никлав Струнке черпал вдохновение в secondo futurismo, т. е. «второй волне» футуризма, а также раннем итальянском Возрождении, что позволило ему достичь выдающихся высот в живописи, книжной иллюстрации и современной сценографии.

 

Бывший участник Рижской группы художников лично познакомился с инициатором футуризма Филиппо Томмазо Маринетти (Filippo Tommaso Marinetti), встречался с лидером второго поколения этого направления Энрико Прамполини (Enrico Prampolini), подружился с Иво Паннаджи (Ivo Pannaggi), Антонио Мараско (Antonio Marasco) и неореалистом Альдо Бандинелли (Aldo Bandinelli). В окружение пионера футуристической фотографии и кино, режиссёра Антона Джулио Брагалья (Anton Giulio Bragaglia) латышского модерниста ввёл встреченный им ранее в Берлине «связной» Маринетти, литератор-футурист и галерист Руджеро Вазари (Ruggero Vasari). В Доме искусств Брагалья (Casa d’Arte Bragaglia), который в ту пору был местом встреч римских авангардистов, Струнке устроил персональную выставку (1924), а в экспериментальном Teatro degli Indipendenti осваивал футуристические идеи «сценопластики», сочетая их с традициями commedia dell’arte.

 

В изданном в 1924 году парижском манифесте «Всемирный футуризм» («Le Futurisme mondial») Филиппо Томмазо Маринетти к обширной интернациональной плеяде европейских авангардистов наряду с Никлавом Струнке причислил также латышского скульптора Карлиса Зале (Kārlis Zāle), художников-супругов Романа Суту (Romans Suta) и Александру Бельцову (Aleksandra Beļcova). Соприкоснувшись с русским кубофутуризмом и в ранних теоретических текстах сблизившись со взглядами футуристов, Струнке утверждал, что вместе с Зале он позже подписал манифесты Маринетти. «Латышский итальянец» публиковался в периодических изданиях – футуристическом журнале «Noi», сатирическом «INDEX rerum virorumque prohibitorum» и других, уже тогда мечтая об участии Латвии в Венецианской биеннале.

 

В свою очередь, связанные с мировой художественной классикой интересы Никлава Струнке перекликаются с провозглашаемыми оппозиционным футуризму журналом «Valori plastici» тезисами ritorno all’ordine («возвращение к порядку») и ritorno al mestiere «возвращение к ремеслу», характерными для послевоенной эпохи. В музеях и храмах латышский модернист изучал итальянскую живопись XIII–XV веков, превозносил флорентийца Фра Анжелико (Fra Angelico) и умело совмещал в своих картинах наивность примитивистов, их колористические решения и композиционные идеи с лаконичной геометризацией. В подобном ключе созданы и иллюстрации, где влияние старинной миниатюрной живописи тесно переплетается с декоративизмом ар-деко.

 

Помимо канонических произведений Никлава Струнке «Конструкция головы. Портрет Иво Паннаджи» (1924), «Сорренто» (1924–1925), «Человек, входящий в комнату» (1927) и «Флорентиец зимой» (1929) зрители на выставке смогут открыть для себя малоизвестные, подмеченные взглядом северянина впечатления от природы, архитектуры и быта «земли солнца и вина», составляющие визуальный дневник обоих итальянских путешествий. Подчёркивая своеобразие мест, будут показаны созданные на Капри кубистически стилизованные, архитектонические пейзажи, виды окрестностей Рима и живописных городков Тосканы. Итальянскими мотивами художник часто украшал свои каллиграфически написанные письма.

 

В биографии Никлава Струнке Италии принадлежала роковая роль и после Второй мировой войны, когда он возвратился в эту южную страну беженцем из Швеции. Словесным свидетельством любви ко второй родине стали собранные в книге «Священная роща» (1964) эссе «Моя Италия». Художник скончался в Риме и похоронен на протестантском кладбище Вечного города.

 

На выставке, которая является одним из событий на пути к празднованию в будущем году 125-летия классика, экспонируются произведения искусства, фотосвидетельства и издания из собраний Латвийского Национального художественного музея, Музея литературы и музыки, Академической библиотеки Латвийского университета, коллекции Зузанов (Zuzāni) и других частных коллекций.

 

 

КУРАТОР ВЫСТАВКИ:

Dr. art. Айя Браслыня (Aija Brasliņa), руководитель отдела коллекций и научных исследований, хранитель коллекции живописи (XVIII век – 1-я пол. XX века) / Латвийский Национальный художественный музей

 

Сопровождающие мероприятия
Пресс-релизы по теме
Галереи по теме